Вс, 19.11.2017, 12:17
Навигация по сайту
Партийная пресса
Видеоновости
Календарь событий
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Наш баннер



  

  

Главная » 2017 » Сентябрь » 3 » Ольга Круглова: "Меня судили за частушки!"
Ольга Круглова: "Меня судили за частушки!"


28 августа 2017 г. я вышла из дома рано утром по своим делам. Заодно захватила два пакета с мусором и пластиком.

Поворачивая от дома к мусорке, заметила двух милиционеров, идущих вдоль параллельного дома. Подошла к мусорке, забросила мусор по нужным контейнерам, и, оборачиваясь, услышала своё имя-отчество.

Не скрою, удивилась. Время 6.45, и ко мне обращается офицер милиции, чтобы «поговорить»… Он был в белой рубашке, с погонами майора. Не представившись и не предъявив удостоверений, они с напарником показали мне какую-то бумагу и потребовали, чтобы я ехала с ними в Октябрьский РОВД.

Я настояла на том, чтобы они дали мне хотя бы прочесть… Бумага оказалась Постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела №51 от 18.08.2017 г. по факту оскорбления власти, по ст.316 УК ПМР, за отсутствием в моих действиях состава данного преступления… И, одновременно, о привлечении меня к административной ответственности по ч.2 ст. 5.62 КоАП ПМР.

Тут же вызвали машину. Я пыталась им объяснить, что у меня есть дела, что мне должны выписать повестку… Я же не собиралась уклоняться от явки в РОВД!.. Но работники милиции пригрозили, если я с ними не поезду, составить протокол за «неповиновение», а, с другой стороны, пообещали, что все это ненадолго, что я освобожусь уже к 10 часам… И я ведь поверила!..

Хотя в этом году уже был печальный опыт: вот так же привезли в СК «ненадолго, на один час» – и этот час обернулся тремя сутками сидением в подвале без лекарств, без нормальной юридической помощи, даже без извещения моих родных о том, где я нахожусь…Но об этом я уже писала ранее.

Итак, привезли в Октябрьский РОВД и оставили в коридоре – ждать сотрудника, который придёт к восьми на работу, откроет нужный кабинет и займется моим «правонарушением». Дальше было интересно:

К восьми часам на работу стали приходить, один за другим, работники милиции, и я слышала, как они спрашивали того майора: «А чего это ты вдруг - в белой рубашке?». Позже я узнала, что этот человек является участковым инспектором, зовут его Иванов Владислав Владимирович, а белая рубашка понадобилась, видимо, для того, что ждали телевидение. И в дальнейшем у меня сложилось стойкое впечатление, что вся работа по моему делу подстраивалась под них – под съемочную группу пресс-центра МВД.

Пришел милиционер с ключами, открыл дверь, завел меня в кабинет. Начал печатать ксерокопии того дела, которое завели на меня. Я попросила сделать мне копию протокола о привлечения меня к адм. ответственности, чтобы иметь на руках хоть какой-то документ, из которого было бы понятно, в чём меня обвиняют. Он мне отказал.

И вот,где-то в 8.25 в кабинет заходит съёмочная группа: оператор с треногой и начальник пресс-центра МВД ПМР Иванченко Алла. Я не желала, чтобы меня снимали, специально села к оператору спиной, но он бегал по всему кабинету, чтобы хоть с какого-то ракурса снять моё лицо. А Иванченко начала задавать мне разные вопросы, на которые я не хотела отвечать. И, по-моему, имела полное право не отвечать.

Выглядело это так:
- Ольга Борисовна, вы не хотите разговаривать?
- Не хочу.
- Почему не хотите?
- Не хочу, и все.
- Вы же коммунистка, ответьте, скажите правду - почему вы здесь?..

Ну, вот какое ее дело, коммунистка я или нет? При чем здесь моя партийная принадлежность? Или имелось в виду, что у нас в республике членов Коммунистической партии можно хватать на улице, а представителей других партий – нельзя?

Я постаралась не обращать внимания на эту даму, хотя она пыталась разговорить меня минут 15. Затем, убедившись в бесплодности своих попыток, стала задавать вопросы майору в белой рубашке. Я использовала это время, чтобы прочитать документ, который мне не захотели копировать… Но вдруг услышала из уст этого офицера, будто бы я «не отвечала на звонки и не открыла работникам милиции дверь», в результате чего они, очевидно, и были вынуждены меня ловить возле мусорки! Тут уж я не выдержала и воскликнула:

- Зачем врать? Вы не приходили ко мне!
- Я приходил в четверг...

В действительности, в четверг я вообще не выходила из дому, и могу поклясться, что никто из работников милиции не приходил, не звонил – ни в дверь, ни по телефону. А позже, на суде, я узнала, что материалы на меня пришли из СК Октябрьский РОВД 25 августа, то есть в пятницу.

Ну, вот зачем они так неумело лгут? Это было бы смешно, когда бы не было так грустно.

Поняв, что интервью я давать не буду, Иванченко при мне позвонила своей коллеге и сказала буквально следующее: «Мы сейчас должны ехать в Григориополь, там открывается паспортный стол, а вы должны сделать съёмку возле милиции и в суде». Видимо, коллега начала что-то возражать, т.к. Иванченко добавила: «Это приказ министра. Ждите возле милиции».

Подумалось: «Ого! Вот ведь какой интерес к моей скромной персоне…»

Майор старательно расписывался и ставил печати на каждом листе, поданном ему копировальщиком. Если считать еще и съемочную группу в погонах, то я сидела со всех сторон окруженная милиционерами.

Затем в кабинет зашёл ещё один и стал ругаться: он, мол, больше не может ждать, ему на машине нужно везти на суд нарушителей, а тут крутятся все вокруг какой-то пенсионерки…. Вышел, опять зашел, и сообщил сердито, что уезжает.

Тем временем, майор, закончив с ксерокопиями, принялся за составление протокола. Вот спрашивается, разве нельзя было сделать это все 25, 26, 27 августа?
Пробило уже 10 часов, в протоколе указали, что составлен он в 8.00. Я не хотела его подписывать, т.к. мне не ясно, в чём именно меня обвиняют. Но потом всё же подписала. В протоколе было сказано следующее:

«В июне-июле 2017 года гр-ка Круглова О.Б. зарегистрировалась в социальной сети Фэйсбук под учётной записью «Людмила - Гусар» в группе «Новые города Приднестровья» и распространяет заведомо ложные сведения…»

В сопровождении двух милиционеров меня привезли в суд. Было уже 10.30, хотя в протоколе, в графе «место и время рассмотрения» значилось «к 9.00 часов в суд». Но в суд мы сразу не пошли, а направились к зданию ГУВД. Там нас ждали девушки в милицейской форме с соответствующей аппаратурой, чтобы все-таки сделать видеосъемку и получить от меня ответы на их вопросы.

Я поступила так же, как в первый раз – отказалась отвечать. Как не исхитрялась полненькая девушка-офицер, провоцируя меня на ответ, у неё ничего не вышло.

У здания ГУВД мы бездарно потеряли еще минут 20, пока майор, блистая своей белой рубашкой, бегал по кабинетам, чтобы начальник Гетманчук подписал ему протокол и проставил там число 28 августа. Потом, наконец, пошли в суд. При этом я видела, что напротив здания суда, через дорогу, стоит еще одна девушка из прессцентра, снимая всю нашу группу на видео. А я ведь русским языком им сказала, что не желаю, чтобы меня снимали!

Затем было долгие ожидания чего-то на первом этаже Тираспольского горсуда. Майор и здесь все время бегал по этажам, и вскоре я поняла – искали свободного судью, согласного рассматривать мое дело. Что, само по себе, достойно удивления: мало того, что меня схватили и привели сюда без предупреждения, так, оказывается, и суд не был предупрежден? Я не успела подготовиться к судебному заседанию – но ведь и судье необходимо время на подготовку, не так ли? Или даже в суде, все должны подстраиваться под людей с телекамерами? И, раз уж съемочная группа здесь, надо бросить дела, назначенные ранее, и делать то, ради чего эти ребята приехали?

Работники пресс-центра упорно крутились возле меня, в бесплодных попытках поймать в объектив мое лицо.

Наконец нашелся судья, который (надо полагать, без особого энтузиазма) взялся за мое дело. В сопровождении семи человек в милицейской форме поднималась я на второй этаж. (Забавно, но именно в это время мимо меня провели, под конвоем всего двух милиционеров, какого-то громилу уголовной наружности).

В последний момент, когда мы находились уже перед кабинетом судьи Водоненко, вышла секретарь суда и задала вопрос: «Вам адвокат нужен?». Я ответила, что, конечно, нужен.

- У вас есть 15 минут, чтобы найти себе адвоката.

Я просто остолбенела от таких слов. Это ж надо - так «соблюдать» права человека на защиту!.. Правда, потом судья великодушно накинула мне еще полчаса, но даже за это время найти адвоката и заключить с ним соглашение практически невозможно. Особенно если вы – пенсионер, а не миллионер. Так и произошло в моем случае.

Начался суд. Судья зачитала ходатайство министра внутренних дел Руслана Мовы – о том, чтобы их пресс-центру разрешили вести съёмку в зале суда. Судья, естественно, разрешила: сам Министр МВД просит… В то же время журналисту газеты «Правда Приднестровья» запретили даже делать записи в блокноте простой авторучкой и велели убрать блокнот.

Судили меня по ст. 5.62 ч.2 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) ПМР. Содержание данной статьи хочу процитировать дословно:

«Статья 5.62. Клевета

1. Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, -
влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 10 (десяти) до 30 (тридцати) РУ МЗП, на должностных лиц – от 50 (пятидесяти) до 100 (ста) РУ МЗП.

2. Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, -
влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 50 (пятидесяти) до 100 (ста) РУ МЗП, на должностных лиц – от 100 (ста) до 200 (двухсот) РУ МЗП».

Где, когда я публично выступала, публично демонстрировала свой фильм, картину, книгу? Да я вообще не выступала ни в каких СМИ, если понимать под «средствами массовой информации» то, что под ними традиционно понимается – книги, газеты, журналы, радио и телевидение…

Однако здесь происходило что-то странное, далеко не традиционное. На мой взгляд, это был не суд, а какое-то судилище.

После каждого моего ходатайства (о предоставлении дополнительного времени на поиски адвоката, об ознакомлении с основными материалами дела и т.д.) судья удалялась на совещание…Не знаю, с кем она совещалась, поскольку в приднестровских судах до сих пор нет ни народных заседателей, ни присяжных. Но всякий раз, выходя из совещательной комнаты, судья объявляла об отказе в удовлетворении. Лишь одно из моих ходатайств было удовлетворено частично.

Я не имела на руках никаких материалов, кроме протокола, где корявым почерком было нацарапано, будто я распространяю какие-то заведомо ложные сведения. Раньше я думала, что гражданин, полагающий, что о нем распространили ложь, именуется «истцом», ибо он подает ИСК в суд, подробно указывая, где и когда были высказаны (опубликованы) порочащие его сведения. А я должна была бы в данном случае именоваться «ответчиком», который имеет право заранее получить на руки копию искового заявления и подготовиться к защите – по каждому из изложенных в иске пунктов…

Но оказалось, что все не так! Ни искового заявления, ни истца в суде не было. И даже дочь истицы, которая могла бы стать ее законным представителем, оказалась вызвана в суд в качестве свидетеля. Другим свидетелем стал все тот же участковый Иванов.

Между тем, мне уже становилось плохо, потому что я должна регулярно принимать лекарства, а они остались у меня дома. В конце концов, видя мое состояние, судья объявила перерыв – до 9.30 утра следующего дня. Я еле добралась домой – и там свалилась…

На следующее утро суд продолжался. Допрашивались свидетели. Участковый, заранее наделав скринов с моих публикаций в интернете, собрал такую пухлую папку – и помахивал ею, рассказывая, какой у меня нехороший сын (а при чем здесь мой сын, если судят меня?), какой у нас председатель Компартии Олег Хоржан (и, тем более, непонятно, при чем здесь Хоржан?), но судья не прерывала его словесный поток… Зато мне, за мою реплику «причем здесь…» объявила замечание.

Свидетель зачитывал объяснения лиц, которым не нравятся мои публикации в интернете. В частности, было там заявление или объяснение бендерской общественницы Горбачёва Т.Н., которая тоже вовсю склоняла фамилию Хоржана. Даже прозвучали слова, что Компартия Приднестровья под руководством Хоржана О.О. является недоброжелателем, т.к. коммунисты являются оппозиционерами и оппонентами нынешнего руководства республики…

Мои публикации тоже цитировались, но как-то мимоходом… Хотя по каждому факту, изложенному мною, я могла бы дать пояснения и даже представить доказательства. Суть-то была в том, что я себе позволяла критиковать власть – за рост цен, валютную чехарду, ухудшение жизни народа, за безработицу, заставляющую людей покидать Приднестровье в поисках лучшей доли, за преследование инакомыслящих… И по каждому факту могла бы привести живые примеры. Но власти критика не понравилась. И, по всей видимости, поступила команда «фас».

Формальным поводом послужило то, что я, после того, как мена заблокировали в Фейсбуке, стала писать с чужой учетки... Думала, что с бесхозной, но потом выяснилось, что учетка эта принадлежит Людмиле Гусар..

Свидетель зачитывал даже сочиненные мной частушки. Типа - это клевета на власть. Судья заинтересовалась, стала меня расспрашивать, про кого именно идёт речь в каждой частушке? Что за «Гришаня»? Что за «Галя»? Ну, я не стала уточнять… Во-первых – сразу посадят, а во-вторых – всем и так понятно.

Вторая свидетельница, на вопрос судьи о месте работы, скромно ответила: «В Шерифе». Они с мамой голосовали за действующего президента и очень уважают депутатов, в особенности Антюфееву. Муж свидетельницы служит в силовых структурах.

Комментировать это не хочу, просто рассказываю, как было.

На прокурорском месте сидела какая-то скучная дама с погонами майора милиции. Зачем она здесь понадобилась - я так и не поняла. Но судья часто спрашивала её мнение, так, словно бы эта дама действительно была прокурором.

Вот так и шел суд…

Когда мне предоставили последнее слово, я заявила, что, во-первых, не распространяла «заведомо ложных сведений», а во-вторых – до настоящего времени ведутся споры о том, следует ли считать социальные сети «средством массовой информации». А любое сомнение, как известно, должно быть истолковано в пользу обвиняемого (в данном случае – ответчика по гражданскому делу, хотя я и не была признана таковым). Таким образом, считаю, что не только часть 2, но даже часть 1 статьи 5.62 КоПА здесь не применима.

Напишу по памяти, что я еще говорила тогда в суде:

«…Я считаю - то, в чём меня обвиняют, надуманно. Если ко мне есть претензии, то докажите это! Бремя доказательств лежит на правоохранительных органах, а не на гражданах, которых обвиняют.

Если тот или иной гражданин считает, что его оклеветали, он пишет исковое заявление в суд и требует возмещения морального вреда. При чём тут МВД?

Если я в чём-то и виновата, то только в том, что писала под чужим именем и использовала чужую фотографию. Я очень сожалею, что эта учётка, как выяснилось, принадлежит Людмиле Гусар - вдове Александра Гусара, погибшего за Приднестровье. Я ведь искала заброшенную, неиспользуемую учётку, а это оказалась учетка реального человека! В действительности я глубоко уважаю эту семью и приношу свои извинения Людмиле Гусар.

Я бы и ущерб ей возместила… Но в итоге суд меня оштрафовал не в пользу Гусар, а в пользу государства! …».

Еще раз прошу прощения у Л.Я. Гусар за то, что причинила ей боль и обиду. Но вот своей вины перед нашими горе-руководителями, перед всеми этими «ветвями власти» я не испытываю. Считаю, что они сами должны извиняться перед народом.

Ольга Круглова, пенсионер
Последние новости:
  - "Макрон - президент богатых": Париж восстал против стоящего во главе Франции банкира
  - Китай помогает Кубе
  - Китай опередил США и стал лидером по числу суперкомпьютеров в мире
  - Требования народа доведены до сведения власти
  - Митинги против новых антинародных мер со стороны капитала прошли в Греции
Самые читаемые:
  - Тысячи приднестровцев выразили недоверие власти на митинге протеста в Тирасполе (Фоторепортаж)
  - Приднестровская власть пытается сорвать митинг протеста
  - Митинг протеста 11 ноября согласован с Госадминистрацией Тирасполя
  - Казбек Тайсаев встретился с представителями приднестровской оппозиции
  - 11 ноября - все на митинг протеста!
Проверить PR и ТИЦ